Интервью с ВАДИМОМ КУРЫЛЁВЫМ, лидером группы ЭЛЕКТРОПАРТИЗАНЫ. О новом проекте «антиАрмия», о роке, творчестве, честности, целостности, сюрреализме и таланте – читайте в нашем материале.

PHOTO&ROCK: Расскажите о вашем новом проекте «антиАрмия». Что стало предпосылкой его создания? Почему выбор пал именно на этих артистов? Какова цель проекта?

ВАДИМ: В Петербурге должен был произойти антивоенный рок-фестиваль «Дадим Миру Шанс!», и сначала появилась идея записать общую антивоенную песню силами участников этого фестиваля. Однако, по разным причинам, в оставшиеся до концерта сроки мы не успевали записать почти никого из его непосредственных участников, и коллективная объединяющая песня-акция теряла свой изначальный смысл.

Тогда мы (то есть «Электропартизаны» и организатор фестиваля Анастасия Мурзич) решили не ограничиваться участниками концерта, а пригласили музыкантов разных питерских групп – в основном тех, с кем чаще всего доводится общаться, тех, с кем мы состоим в дружеских или приятельских отношениях. Так неожиданно быстро мы собрали довольно внушительный состав: двенадцать вокалистов из двенадцати петербургских групп. Причём совершенно разного уровня известности и совсем разных музыкальных направлений. Всех объединила идея антивоенной рок-песни, которую можно спеть в куплетах сольными фрагментами и в припеве грянуть всем хором.ВАДИМ: В Петербурге должен был произойти антивоенный рок-фестиваль «Дадим Миру Шанс!», и сначала появилась идея записать общую антивоенную песню силами участников этого фестиваля. Однако, по разным причинам, в оставшиеся до концерта сроки мы не успевали записать почти никого из его непосредственных участников, и коллективная объединяющая песня-акция теряла свой изначальный смысл.

Мы не производили специальный, заранее продуманный, отбор участников, а просто предложили всем, с кем смогли быстро связаться. Получилось так, что подавляющее большинство тех, кого мы пригласили, практически сразу согласились участвовать, интуитивно почувствовав в данном проекте дух настоящего рок-н-ролла. Ведь рок-музыканты всех поколений уже давно чувствуют острую нехватку социальной актуальности современной рок-музыки. Потому почти все так быстро согласились участвовать. Миша Башаков примчался на студию прямо с трапа самолета, совершенно уставший, Сергей Паращук был сильно простужен, Михаил Новицкий забежал за полчаса до своего концерта – все проявили вдохновенный активизм и искреннее участие в такой актуальной сейчас антивоенной теме!

Цель «антиАрмии» – запустить антивоенные настроения в широкое рок-пространство, которое в последнее время всё больше теряет связь со своими изначальными идейными корнями: космополитизм и пацифизм... Рок-музыку придумало поколение детей второй мировой войны. Пережившие войну в детстве, они выросли и сказали: «Мы не хотим довести мир до новых глобальных войн, как это сделало поколение наших родителей!». И это было великое отрицание Системы, мощное движение хиппи, нарушавшее все границы социальных догм «благонадежного» обывательского общества. Дети войны отреклись от нее и назвали себя «детьми цветов»!

Рок-музыка рождалась тогда же, в гуле антивоенных демонстраций, в сердцах длинноволосых студентов, вставлявших цветы в дула направленных на них автоматов... И коль скоро в наш мир вернулось жесткое военное противостояние Систем – мы, рок-музыканты, просто обязаны вернуть рок-музыке её антивоенное и анархистское начало.

PHOTO&ROCK: У вас потрясающие философские тексты. Очень нравятся строки: «В рифмах любви отраженье, в зеркале — никого. || Времени притяженье больше не для него.|| Горькой мечты дурмана до дна выпивает яд. || Поэт умирает рано, когда остальные спят». В них есть что-то классическое, пушкинское... Как вы думаете, почему вашему творчеству зачастую придают исключительно революционную направленность? Какие на самом деле «Электропартизаны»?

ВАДИМ: Скорее не пушкинское, а ахматовское! А ведь Ахматова – это Пушкин серебряного века! И я считаю, что Ахматова, сама по себе, революционна, хотя бы уже потому, что она женщина. И хоть она, казалось бы, не была похожа на феминистку или революционерку, но ведь Пушкина в ХХ веке заменила именно она. А Пушкин был в своё время тоже революционером, и не только в поэзии, но и буквально – ведь известно, какая тонкая грань отделяла его от участия в восстании декабристов.

Что касается «Электропартизан» – нас принято считать повстанческой революционной группой, и в этом нет ничего плохого, кроме того, что революционность – гораздо более широкое понятие для нас, чем просто декларирование социальных лозунгов в песнях. Как правило, общественное мнение сужает многие понятия для того, чтобы легче было классифицировать. Так случилось и с нами. Пока мы не запели откровенно повстанческие песни, никто вообще не понимал, о чём мы поем. Пришлось на какое-то время заговорить простым и даже жёстким языком социального панк-рока. Хотя бы теперь ни у кого нет сомнений в наших политических взглядах, а ведь раньше нам порой приписывали чёрт знает что!

PHOTO&ROCK: А если пойти ещё дальше?.. Где философские тексты, там и лирика. Вы пишете песни о любви, о собственных переживаниях?

ВАДИМ: Собственные переживания – это, конечно, самое главное. Даже когда песня состоит из социальных лозунгов, они взяты не со стороны, а из глубин души. Но любовь, так или иначе, присутствует везде. Религиозные люди считают, что Бог есть Любовь, я же считаю, что любовь в первую очередь – это гуманизм. Причём гуманизм – гораздо более сложное понятие, чем вера в Бога. И потому, по сравнению с религиозностью, такая форма любви пока доступна гораздо меньшему количеству людей...

PHOTO&ROCK: 12 марта в «Космонавте» вы выступаете на фестивале, на котором собираетесь дать мастер-класс молодежи. Скажите, чему, в первую очередь, вы хотели бы научить наше поколение?

ВАДИМ: Не думаю, что это будет мастер-класс. Лично я не считаю себя вправе кого-то учить чему-либо. Это будет концерт-поддержка, ветераны рока представляют молодое поколение – что-то вроде этого. Научить никого ничему нельзя, если он сам не хочет научиться. Поэтому те, кто хотят научиться чему-либо, сами учатся. Чему они хотели бы научиться у нас – вопрос, скорее, к ним, а не к нам.

PHOTO&ROCK: Споры о творческом даровании возникали между совершенно разными людьми в разные времена, точки зрения были полярными. Как по-вашему, талант – это подарок свыше или тяжелая ноша? Чувствуете ли вы ответственность за то, что несёте слушателям?

ВАДИМ: Талант – понятие очень относительное, совершенно неопределимое и неформулируемое. Ответственность, конечно, есть, но не за талант, а за то, что мы стоим на сцене и звучим громче, чем те, кто в зале. Я считаю, что если ты имеешь возможность громко говорить со сцены, то несёшь ответственность за децибелы, тобою издаваемые. Поэтому каждый децибел должен быть наполнен смыслом. Иначе это как матерные слова на холстах в золотых рамах – достойно зрителя нижайшего уровня, который радуется, что он, наконец, понимает, о чём речь. И многие артисты по такому пути и идут – и вот это полное отсутствие ответственности.

PHOTO&ROCK: Что навевает вам сюрреалистичные образы, которые играют, несомненно, одну из важнейших ролей в вашем творчестве? Как вы относитесь к Дали, который сам себя провозгласил родоначальником сюрреализма? («Сюрреализм - это я». (с) С. Дали)

ВАДИМ: Сюррелизм, он везде – вокруг сплошной сюрреализм. И Дали не был его родоначальником, он был тем, кто открыл сюрреализму дорогу в массы. С таким же успехом Курт Кобейн мог бы сказать: «Гранж – это я», хотя этот стиль придумал не он. В общем, в моём сюрреализме живопись Дали играет роль гораздо меньшую, чем, например, его же с Бунюэлем сюр-кино. Дали – это гениальный и очень актуальный в своё время поп-сюрреализм, правильно поданный и хорошо упакованный, подобно тому, как английские продюсеры в 70-е сделали коммерческий панк-рок из американской андеграундной музыки. Это, можно сказать, журнальное лицо сюрреализма – но не его душа.

PHOTO&ROCK: Как достичь абсолютной целостности личности и не зависеть от внешних факторов? Считаете ли вы себя цельной личностью?

ВАДИМ: Первая часть вопроса напоминает название какой-нибудь книжки, что продаются в метро. По дороге на работу вы можете узнать, как стать цельным, чтобы вы могли и дальше терпеть издевательства начальника и благополучно горбатиться на Систему... Я себя цельным, конечно, не считаю, я всего лишь обломок некоей идеи, пребывающий в поисках остальных её обломков.

PHOTO&ROCK: Как сочетать целостность человека с его способностью развиваться? Где эта грань, которая отделяет целостность от личностного застоя?

ВАДИМ: Целостность – это что-то такое не о человеке, мне кажется. Это о статуе. Совершенство – это смерть. Жизнь – это постоянное бесконечное развитие.

PHOTO&ROCK: В рок-н-ролле во все времена важнейшую роль будет играть честность и искренность. Согласны ли вы с этим? Соблюдается ли это сейчас? Какую роль честность играет в вашем творчестве?

ВАДИМ: Да, это так! То, что не честно и не искренне – это не рок. А я причисляю себя к мировой рок-культуре, а значит к мировой искренности... Тут даже нельзя говорить о какой-то роли честности, поскольку рок – это сама честность, безо всяких ролей, и в этом его смысл!

PHOTO&ROCK: Если бы вам выпал шанс что-то изменить в нашем мире, что бы вы сделали?

ВАДИМ: Я бы отменил деньги. Вы удивились бы, каким стал бы наш мир без денег! Никаких войн! Никакой эксплуатации, дискриминации, сегрегации! Деньги – самое большое зло, которое придумал человек. Если, вообще, это человек придумал...

Беседовала Ксения Чапкаева.

Опубликовано 8 марта 2017 г. вКонтакте.

Электропартизаны